Вход
Сегодня
6 декабря, вторник
  • Завтра
    небольшая облачность
    -17°C..-9°C
  • $
    63.9242=Р
    -0.2286
  • 67.7660=Р
    -0.7043
  • ¥
    56.0223=Р
    -0.2694
5 сообщений
от коммунальных служб

Село Воздвиженка – жизнь после взрыва

Село Воздвиженка – жизнь после взрыва

В больнице продолжают находиться шесть человек, пострадавших в этой трагедии. Один из них – в очень тяжелом состоянии.


Как сообщает газета "Владивосток", во вторник, 10 марта за три часа до похорон людей, погибших в результате взрыва бытового газа в селе Воздвиженка, корреспонденты издания заехали в Уссурийскую городскую больницу, чтобы выяснить у пострадавших от взрыва людей, какую помощь пообещали им власти. Несмотря на то, что о встрече с больными была договоренность с главврачом Ларисой ВОЛКОВОЙ за несколько дней до приезда журналистов, ни к одному из пяти больных (шестой в тяжёлом состоянии находится в реанимации) корреспондентов не допустили.

 

На вопрос о том, что или кто стал причиной этого, вразумительный ответ получен не был. Сначала объясняли "охранительный режим" заботой о состоянии больных, но после недоумённых вопросов журналистов - почему этот запрет появился только сейчас, когда люди немного отошли от шока и пошли на поправку, корреспонденты услышали весьма оригинальный ответ:

 

– Надо было приезжать 7 марта, чтобы поздравить женщин и тем самым завоевать их расположение!

 

В конце долгой беседы журналистам передали по телефону через врачей, что больные якобы отказались от встречи. Самих больных корреспонденты как не видели, так и не слышали. Было что скрывать?

 

Зато главврач порадовала "осведомлённостью" в репортёрской работе, проконсультировавшись по телефону с сотрудницей городской пресс-службы, а затем в течение часа поучая журналистов, как, где и с кем им надо работать, попутно требуя от корреспондентов то выключить диктофон... то рабочее задание на командировку и т.п. На настойчивые просьбы не чинить препятствий журналистам в сборе материала для статьи Лариса Григорьевна раздражённо ответила:

 

– Не надо меня стращать!

 

Видя такое упорство, журналисты вынуждены были довольствоваться только информацией о состоянии здоровья больных, которую предоставили заведующие отделениями больницы – Сергей Бердников и Аркадий Козлов.

 

По их словам, самый тяжёлый больной находится в реанимационном отделении (Руслан Туманов). Остальные пятеро выздоравливают. Максимально тяжёлая из пяти больных травматологического отделения – женщина с переломом бедра, в таких случаях предусмотрено до пятидесяти суток стационарного лечения. Раньше всех выпишется дедушка, которому уже за 80 – у него сотрясение головного мозга. К больным приходят посетители, родственники, был представитель городской администрации. Шок у пострадавших прошёл, но состояние у них, естественно, подавленное.

 

ГДЕ ИМ ЖИТЬ?

 

Эту ситуацию более-менее прояснила встреча с жильцами пострадавшего от взрыва дома 57-б на улице Ленина.

 

Позвонив в одну из квартир второго подъезда, корреспонденты застали вместе с хозяйкой квартиры Инной Герасименко её родственников, друзей и соседей – всего человек восемь. Вокруг стояли собранные вещи.

 

– Переезжаю к маме в Тимофеевку, – объяснила Инна.– Каждую минуту это всё может на голову обрушиться…

 

Огромная трещина по всей стене, прилегающей к бывшему когда-то первому подъезду, пластиковые окна деформированы и выдавлены, потолок повело...

 

– На втором этаже недавно ремонт закончили, зря деньги только выбросили…

 

– Но вам ведь пообещали отремонтировать квартиры и выделить по 100 тысяч рублей?

 

– Пообещали, но когда это будет? Вон на похороны родственникам тоже пообещали по 25 тысяч, а когда они поехали получать гробы, им выдали по 19 тысяч, и всё на этом. Им пришлось самим доплачивать.

 

– А тем, кто в больнице сейчас, обещают комнату в общежитии, – рассказали женщины. – Вы бы к ним заехали, поговорили, они очень переживают по этому поводу.

 

– Мы уже заезжали, – ответили журналисты, – но врачи сказали, что пострадавшие не хотят общаться.

 

– Ещё как хотят! Мы-то это знаем, мы у них бываем в больнице и с родными каждый день разговариваем. Вот, к примеру, им сказали, что на работе мужа им выделяют квартиру, а потом выяснилось, что директор об этом ничего не знает.

 

– Они бы с вами с превеликим удовольствием поговорили насчёт квартир, это их сейчас больше всего волнует. Здесь у меня, например, 53 квадрата. А предлагают взамен 5 квадратов. Или восстанавливать дом. Такие же квартиры и в их подъезде были.

 

– По телевизору передали, что люди возвращаются и живут в нашем доме, а на самом деле разве в таких условиях можно жить? Из нашего подъезда все съехали, и даже из третьего подъезда многие люди выехали.

 

– У меня, например, нет на руках заключения экспертной комиссии о техническом состоянии дома, – сказала Инна Герасименко. – И мы пока точно не знаем, будут дом восстанавливать или сносить…

 

Как сообщили в пресс-службе администрации Уссурийска, из маневренного фонда мэрии выделены для пострадавших комнаты в общежитиях: на ул. Некрасова, 124, комнаты 10-а, 10-б и комната 34, где есть холодная вода, общий санузел и кухня; на ул. Блюхера, 93 – квартира 511, комнаты № 3 и № 4 – есть горячая вода, санузел в комнатах и общая кухня. Такая же ситуация на ул.Фрунзе, 80, кв.6.

 

По словам сотрудницы пресс-службы Ольги Дизендорф, пострадавшие жильцы Диброва и Егин будут жить у родных, а у семьи Шамаевых есть ещё одно жильё. То есть воспользоваться выделенными комнатами люди, судя по всему, не предполагают, пишет издание.

 

← Предыдущая
Медаль ордена ' За заслуги перед Отечеством II степени' вручили Елене Марушенко
Следующая →
Уссурийские 'Тигры' стали первыми хоккеистами края

Отправляя комментарий, вы принимаете правила комментирования материалов сайта.

Комментарии

Схожие новости