Вход
А уже
9 декабря, пятница
  • Сегодня
    небольшая облачность
    -17°C..-9°C
  • $
    63.3901=Р
    -0.5213
  • 68.2458=Р
    -0.2544
  • ¥
    55.8405=Р
    -0.1019
4 сообщения
от коммунальных служб

Стоимость проезда в уссурийских автобусах можно и не повышать - Александр Черныш

Стоимость проезда в уссурийских автобусах можно и не повышать - Александр Черныш

Очередное повышение тарифа за проезд в городских автобусах до 19 рублей в разгар кризиса было встречено населением Уссурийска настороженно. Некоторые пассажироперевозчики заявляли, что такое незначительное повышение цены на билеты не покроет их возросшие расходы. Но существует и альтернативное мнение, свою точку зрения на повышение тарифов, переизбыток автобусного парка в Уссурийске, проблемы деятельности автотранспортников в условиях кризиса и выявление недобросовестных перевозчиков изложил в беседе с корр. РИА PrimaMedia депутат уссурийской Думы, почетный автотранспортник России, председатель НПП «Дилижанс» Александр Черныш.

— Автобусный парк Уссурийска в основном состоит из машин южнокорейского производства. В условиях экономического кризиса много разговоров идет об импортозамещении. Не проще ли закупать автобусы у отечественного производителя? И можно ли сейчас делать прогнозы о возможном обновлении автобусного парка?

— Не могу говорить за все Приморье, поэтому расскажу за наш город. Если раньше южнокорейский городской автобус стоил порядка 4 млн рублей, то сейчас эта сумма близка к 10 млн рублей. А в Уссурийске такой автобус не оправдает себя. Ты трудоустроишь людей, создашь условия труда, но прибыли не получишь. Но, к сожалению, и российские автобусы покупать невыгодно. Есть у нас в парке несколько ГАЗелей, и даже два экспериментальных автобуса ГАЗель-Next работают. Но, что страшно, на них запчасти в Приморском крае практически невозможно купить. Даже обыкновенный ремень вентилятора, который стоит небольших денег. К примеру, недавно у нас автобус простоял 10 дней, пока не пришел заказ из Москвы. В Приморье есть центры обслуживания, но они требуют доставки автобуса в свои мастерские. А ведь у нас есть своя сертифицированная ремонтная база, квалифицированные работники. Зачем мне куда-то везти автобус и нести дополнительные расходы?

— Но ведь курс рубля сейчас серьезно провалился по отношению к доллару. Наверняка, этим не преминули воспользоваться южнокорейские партнеры?

— Действительно, импортные запасные части подорожали. Что интересно, курс доллара поднялся в два раза, а цена запчастей, почему-то, увеличилась в три-четыре раза. Если до Нового года бочка масла стоила 20 тысяч рублей, то сегодня та же компания нам предлагает свой продукт за 45 тысяч. Естественно, что это неподъемная цена для предприятия. Поэтому мы не нашли другого выхода, как перейти на отечественные ГСМ (горюче-смазочные материалы — ред.), но еще не знаем, как это отразится на эксплуатации автобусного парка.

— Насколько поддержало автотранспортные предприятия повышение тарифа на перевозку пассажиров и багажа автомобильным общественным транспортом?

— Вроде бы нам и подняли стоимость проезда в городских автобусах, но валовая выручка транспортных предприятий не увеличилась, а даже несколько уменьшилась. А происходит это по одной причине. Позакрывались предприятия, сократились штаты. Людям просто некуда стало ездить. Если раньше, автобус на маршруте в час пик был загружен полностью, то сейчас его пассажиронаполняемость близка к 60%. Я не готов пока назвать точные цифры, но по предварительным подсчетам, на нашем предприятии выручка упала на 25%.

— Официальный индекс потребительских цен в Приморье за 2014 год составил 11,5%. Между тем, тариф на проезд в общественном транспорте по Уссурийску вырос всего на 1 рубль (5,5%). Каков реальный экономически обоснованный тариф на проезд в городских автобусах?

— Предприятия производили расчет, и примерный тариф составлял для Уссурийска 25−30 рублей. Но у меня есть альтернативное предложение, и совершенно другая точка зрения.

Можно и не повышать цену проезда, а может быть, даже незначительно снизить. Но для этого необходим тщательный экономический расчет в масштабе, как минимум, города. На сегодня в Уссурийске избыток транспорта.

Поэтому, во-первых, нам всем нужна здоровая, нормальная конкуренция. Сейчас получается так — идет большой автобус по расписанию, а его обгоняет «маршрутка» и собирает перед ним всех пассажиров, оставляя без выручки. Для меня теперь тоже стало бы выгодным купить микроавтобус и поставить его на маршрут. Но беда в том, что так можно загубить парк большеместных автобусов, а маленькими машинами мы просто не сможем перевезти горожан. Во-вторых, необходимо подсчитать, сколько автобусов целесообразно содержать в городе. И оставить ровно столько, сколько нужно. На отдаленных маршрутах микроавтобусы очень могли бы пригодиться. Пусть, даже с какой-то дотацией. Если внимательно рассмотреть эту проблему, убрать их с основных маршрутов города и поставить там, где они нужны — всем было бы хорошо. А направления движения общественного транспорта и количество рейсов рассчитать по пассажиропотоку и потребности горожан.

— Насколько рентабельны рейсы в отдаленные села УГО?

— Арифметика очень простая. Мы сегодня обслуживаем 60 маршрутов. Из них 10 нерентабельных, которые направлены на пригород. За счет оставшихся рейсов я покрываю их убытки. Но сегодня переизбыток транспорта забирает у меня рентабельность. И я просто не имею возможности обслуживать отдаленные маршруты. Хотя, казалось бы — на таких рейсах как раз было бы лучше использовать микроавтобусы. И они смогут делать гораздо больше, чем два рейса в день.

— Вы говорили о недобросовестной конкуренции среди пассажироперевозчиков. В чем это выражается?

— Надо всего-навсего пройти по предприятиям, где все люди должны быть трудоустроены, платить налоги. А есть у нас и такие, кто людей не устраивает официально на работу. А ведь, казалось бы, что проще — провести проверку. Если на линии 60 автобусов, то водителей должно быть порядка 120 человек. А если на линию вышло 60 автобусов, а трудоустроено всего 10 водителей? Это сразу наводит на мысль о махинациях работодателя с трудовыми договорами. Или, к примеру, функции механика, снабженца и диспетчера возложены на одного человека. Вот здесь и надо наводить порядок. Я, к примеру, за каждого водителя плачу 630 рублей налога в день, а кто-то этого не делает. Как я могу с ними конкурировать? И таких предприятий немало. Я нанимаю работника, спрашиваю — где ты работал до этого, почему нет записи. А он обычно отвечает, что их официально не трудоустраивали. В результате — социальных гарантий у семьи водителя нет, справку взять они не могут. Я считаю, что власть должна все контролировать.

Ко мне на депутатский прием приходила избирательница и рассказала, что муж работает на одном из автотранспортных предприятий. Она пошла за справкой на субсидию. Но оказалось, что ее муж официально не устроен. При этом ей сказали в дирекции: «Не нравится, тогда мужа вообще уволим». И люди вынуждены молчать.

Администрация города и края должна видеть таких недобросовестных перевозчиков, бороться с ними и помогать тем, кто работает по закону. Под носом у власти работают предприятия и не платят налоги. Это не ручеек утекает из бюджета, а целая река.

Элементарно, если 30 водителей официально не устроены, и зарабатывают они, в среднем, по тысяче рублей в день, то по самым грубым подсчетам выходит 450 тысяч рублей в месяц невыплаченных налогов. Я считаю, что в Уссурийске должна быть создана комиссия, которая придет на каждое транспортное предприятие и наглядно, не по бумагам, оценит ситуацию. Я еще раз повторюсь, не надо повышать цену на проезд. Надо просто найти недобросовестных перевозчиков и убрать их с города.

— Но почему недобросовестные перевозчики остаются без должного внимания властей?

— Мое мнение — у губернатора Приморского края есть хорошая идея создания экспертных советов. Но люди там решают, в основном, вопросы по международному транспорту, междугороднему, прочим направлениям. А глубже копнуть не хотят, до конца просмотреть истоки проблемы. Хотя представителю власти можно прийти на предприятие и не слушать руководителя, а напрямую обратиться к работникам. Спросить, что мешает, какие есть проблемы. Водители сами все скажут. Вот тогда и будет полная картина того, как обстоят дела. А если разговор будет при любом из непосредственных руководителей — никто даже «не пикнет». Люди будут молчать, остерегаясь возможных последствий. И так происходит на всех уровнях, вплоть до рабочих встреч представителей властных структур с руководителями предприятий. Только прямой диалог, без посредников, позволяет узнать реальное положение дел.

Автор фото: Дмитрий Прокопяк, PrimaMedia

← Предыдущая
Благотворительный концерт в помощь бездомным прошёл в Уссурийске
Следующая →
В Центре детского творчества прошел слет одаренных детей

Отправляя комментарий, вы принимаете правила комментирования материалов сайта.

Комментарии